Прогноз погоды

О сайте


Сказка Марины Байрос

 

 

 

Давным-давно на одной маленькой планете, в одном мало кому известном небольшом городке жил - был маленький человечек, который только и умел - плести корзины. Занимался он этим делом, сколько себя помнил и наловчился так искусно, что люди стали заходить к нему в лавку, ни только чтобы приобрести покупку, а просто - поглазеть на диковинки мастера. А подивиться было чему.

Ибо когда маленькому человечку надоело плести просто корзины, которые отличаются друг от друга только формой и объемом, он стал их украшать яркими орнаментами из различной лозы всех оттенков или вплетать золотистую соломку и сухие цветы. Он плел корзины-фрегаты с пушками и парусами, нагружал их доверху заморскими фруктами и пускал по мелководной городской речке на радость еще более маленьким человечкам - детям. Он запустил в небо корзину - дирижабль, наполненную цветами, которые ветер разносил над тихим городком, волнуя и будоража его обитателей. Он делал из тончайших нитей соломки изящные табакерки и игольницы такие невесомые, как будто они были сотканы из лунной пыли. Он придумал смешные корзинки для овощей похожие на толстых поросят, у которых за пятачок открывается веселый рот, в который можно насыпать луку, моркови, чего угодно до самого поросячьего подбородка.

Да всего и не перечислишь, что можно увидеть в крошечной лавке маленького человечка.

Но как-то раз к нему зашел иноземный купец. Он предложил свой товар и очень странную историю поведал о себе Корзинщику.

Плавал купец по всему свету на своем большом корабле. И однажды шторм  прибил корабль к незнакомому острову, основательно посадив его на мель. Пустынен был тот остров. Ничего на нем не было кроме камней и травы. Но необыкновенной показалась трава купцу. Не молод был уже купец, а после долгих скитаний по морю - устал и болен. В безысходности холодной ночи на чужом острове, неизвестности завтрашнего дня оказался он и упал в траву как в пучину. Что хотелось ему? На мгновенье забыться от тревог, уснуть и видеть сны или умереть? Не мог бы сейчас купец ответить на этот вопрос. Не помнит. Запомнил лишь, что, ощутив под собой не зыбкую палубу, а мягкую теплоту примятой к земле травы, он согрелся, тело стало наливаться светлой легкостью и силой. Тяжелый морской ветер колыхал сомкнувшиеся над ним серебрившиеся отсветами далеких плеяд стебли травы с дурманящим ароматом. Чем пахла она, когда касалась его обветренной шеи и грубых ладоней? Он стал прижиматься к ней все ближе, перекусывая жесткими губами и зарываясь небритой щекой к самым ее корням, страстно желая навсегда запомнить чужой запах, чтобы осмыслить и понять, почему он его так волнует. В бессилии определить суть душевного потрясения, перевернулся на спину и открыл глаза. Все чужое. Небо чужое. Земля чужая. Но никогда он еще не чувствовал такого единения со всем, что его окружало. Он впервые услышал Музыку, которая сверкающими струнами, словно в кокон окутывала планету. Одна из струн вдруг пронзила его сердце, и он ощутил себя звучащей нотой во Вселенской симфонии жизни. И он впервые захотел поделиться состоянием, которому нет цены в мире цен, чтобы и другие люди услышали музыку неба и стали частью ее.

И он пошел разыскивать разбредшуюся по острову команду. Люди же, счастливые, что шторм позади, а они на крепкой земле, веселились. Нарвав кучи травы, они жгли из нее костры и делали постели, застилая сверху пыльными коврами. Купец пытался объяснить, что траву не надо рвать и разжигать, она сама согреет лучше любого огня и мягче королевского ложа. Над ним смеялись и не слушали. В одиночестве купец вернулся на корабль и провел остаток ночи там. А когда с рассветом проснулся, увидел, что корабль в пустынном море. Никакого острова нет, нет и его команды, оставшейся на нем. Ушел ли остров под воду так же внезапно, как появился в ночи, или корабль унесло ветром, не знал купец. Осталось в памяти о нем только охапка этой травы, видно кто-то из людей успел принести ее на корабль, чтобы набить свой матрас. Случай принес купца в этот городишко, услышал он про славного мастера, плетущего корзины, и решил, что только этому человеку нужна его трава.

Корзинщик посмотрел, потрогал, понюхал - трава, как трава, - подумал он. Вот разве, что по цвету напоминает улетевшее облако и солнечный зайчик, по запаху - растаявшую сосульку и упавшую звезду, а на ощупь чувствуешь свежесть тихой заводи и теплоту колыбельной песни матери.

- Что вы хотите за нее? – спросил он у купца.

- Я хочу лишь, чтоб она была. Она нужна нам, - людям, только не в виде этой кучи. Сделайте из нее что-нибудь и отдайте, кому она будет больше всего необходима. Сказал и ушел.

И Корзинщик взялся за работу. Он так увлекся, что больше не мог делать ничего. Надолго дверь в его лавчонке закрылась. Другие человечки приходили, стучали в нее своими крохотными кулачками и кричали: "Дай нам свои корзины! Ты, корзинщик, корзины давай!". Все недоумевали. Но никто им ничего не объяснял.

Наконец наступил день, и дверь мастерской Корзинщика открылась. В нее сразу же набилось много любопытных человечков. И что же они увидели? Вместо таких полезных в хозяйстве и удобных корзин на обозрение им была представлена шляпа. Шляпа самостоятельно висела в воздухе посреди лавки и светилась легкой музыкой и мягким теплом.

- Кому ты сделал эту шляпу? - спросили изумленные человечки.

- Ее может взять любой, кому она больше всего необходима, - был ответ.

И что тут началось. Все стали уверять Корзинщика, что шляпа больше всего необходима именно ему. Один кричал, что у него нет вешалки, а такая шляпа, которая висит сама по себе для него просто находка. Другой уверял, что только он, как настоящий ценитель музыки, может из этой шляпы извлечь что-нибудь полезное. Третий умолял дать ему светящуюся шляпу, так как его окна выходят на несолнечную сторону, и он страдает от нехватки света. Еще кто-то страдал от недостатка тепла. И еще было много - много причин у каждого, кто хотел овладеть шляпой. Но никто не сказал, что ему нужна просто эта шляпа, потому что она самая великолепная, самая красивая шляпа на свете. И что именно такую шляпу он мечтал иметь всю жизнь.

Корзинщик совсем растерялся. Ему никого не хотелось обидеть, но выделить особо нуждающегося в шляпе он не мог, потому что все говорили о чем-то совсем ином, называя это - шляпой. И тогда он сказал, что обладателем шляпы может стать любой, кому она придется впору.

Все тут же бросились примерять ее. Но одни так и не смогли дотянуться до шляпы, как не подпрыгивали и не тянули свои крохотные ручки и тогда потные и злые отступали. Другие, дотянувшись, хватали, но не успевали примерить, шляпа выскальзывала и занимала прежнее место, видно ручки у них были грязненькие и крепко удержать уже ничего не могли. Обессилев, неприлично визжа и ругаясь, выбегали они из лавки, обещая отомстить. Но нашлись и такие человечки, которые смогли дотянуться до шляпы и даже надеть ее на голову, но, сделав несколько шагов, они тут же вываливались их нее.

Испугался Корзинщик и расстроился, глядя на затянувшуюся примерку. Что же он такое сотворил? Что это за шляпа такая? Одни до нее не дотянутся, другие не могут удержать, а остальные вываливаются.

А обидевшиеся человечки обступили лавку злобной толпой и грозно кричали:

- Эй ты, корзинщик! Плети свои корзины и не делай того, чего не умеешь!

- Надень свою дурацкую шляпу на чучело пугать ворон! Ему-то она придется впору!

- Твоя шляпа не для людей. Есть шляпные мастера, они знают из чего и как сделать шляпу, чтоб подошла любому. А ты плети свои корзины!

- Сожги эту шляпу и займись своим делом, корзинщик, не то мы разнесем твою лавчонку.

Горько было слушать маленькому человечку эти слова, но еще больнее было бы ему уничтожить самое дорогое свое творенье - эту злосчастную шляпу, в которую, создавая, он вложил все, чем был наделен от природы и бытия. Он вплетал в нее вместе с травинками чистоту своего духа, который удерживал эту шляпу на высоте, теплоту сердца, затаенную мелодию души и свет разума. А все остальное уже само исходило от чудесной травы:  особая - нежность, красота и сила.

И тут он понял, что необходимо, чтобы шляпа подошла всем. Радостный выбежал он навстречу толпе, звонко крича, чтобы услышали все:

- Я объясню вам, люди, что нужно, чтобы обладать этой шляпой. Все очень просто!

Чтобы дотянутся, до нее - будьте сильны духом, чтобы удержать, - надо иметь чистые помыслы! А чтобы не вывалится из нее, не сгибайтесь, держите высоко голову. Вот видите, как все просто. Нужно лишь быть: духовно сильным, чистым и преданным заповедям Человеком – и шляпа ваша! Мы найдем эту траву даже на самом далеком острове, и я сплету такую шляпу каждому, кому она станет необходима.

Молча разошлись человечки, ничего не ответив Корзинщику. Остался он один со своей шляпой. Вывесил ее на витрину и стал ждать, что кто-нибудь придет за нею, но желающих больше так и не нашлось. А те человечки, которые случайно проходили мимо, заметив в темном проеме витрины одиноко мерцающую неземным светом шляпу, тут же отворачивались, убыстряя шаг.

Долго бывший Корзинщик ждал посетителей в свою мастерскую, и, не дождавшись, вышел в открытое поле и пустил шляпу по ветру, решив, что кому будет она нужна, тот сам найдет ее или она его.

За долгие-долгие времена ветер, солнце и дожди сделали свое дело, превратив травинки, из которых была сплетена шляпа, в прах и развеяли их мельчайшими частичками по всему свету. Когда такая частичка касалась кого-либо из людей, в нем вспыхивали чувства, подобные тем, которые были вплетены бывшим Корзинщиком в шляпу.

А что же Шляпа? Она не исчезла совсем. Нет. От нее остался светлый ореол. Его ничто не сможет разрушить. Нет ничего сильнее силы сплетенной в нем. И если вдруг, кому-то из вас удастся, если не обладать им, а лишь увидеть над челом другого,  - знайте: он постиг настоящую Любовь.

                                      --------------------------

Увидевшие, считайте, что вам повезло, это знание даст Веру, без которой жизнь бессмысленна и пресна. Без Веры невозможно определить, что есть добро - узаконенное зло? Там, где зло - насильственное добро. Или наоборот? Так кто же они - обладатели ореола, постигшие непостижимое? Святые? Мученики? Или "Отверженные", поставившие между добром и злом знак равенства?

Постигшие Любовь сгорают в ней дотла и уходят от нас (людей), чтобы остаться навсегда Музыкой.

 

автор – Марина Байрос